Корзина
57 отзывов
Берёза как источник фармакологически активных веществ
Контакты
Vitaline — лечебно-профилактическая косметика
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или физического лица-предпринимателя.
+38063431-55-08
+38067469-29-72
+38050380-37-44
Ирина Семеновна
УкраинаКиевул. Васильковская, 1603040
Карта

Берёза как источник фармакологически активных веществ

Берёза как источник фармакологически активных веществ

 

Берёза как источник фармакологически активных веществ

К.В. Ноздрин, Е.Г. Крутых, Ю.П. Архапчев, В.И. Ноздрин

ЗАО ФНПП “Ретиноиды” (Москва), Медицинский институт

Орловского государственного университета

Родовое латинское название березы – Betula, семейства березовых – Betulаceae, от латинского слова Beatus (осчастливленный, блаженный). В индоевропейских языках оно означает «светлый», «белый». Но название может происходить также и от кельтского betu – береза.

На земле насчитывается около140 видов берез, 70 из них встречается в России; наибольшее распространение имеет береза повислая – Betula pendula (бородавчатая, плакучая), которой нередко сопутствует береза пушистая – Betula pubescens. В Карелии встречается особый вид березы повислой – карельская береза. В подзоне южной тайги и в горно-лесном поясе Западной Сибири широко распространена береза Крылова, на севере таежной зоны и в лесотундре распространена береза Кузмищева, на лесных просторах Восточной Сибири – березы Каяндера и плосколистная. На Дальнем Востоке и на Камчатке произрастают березы Саянская и даурская, встречаются березы ребристая или желтая, шерстистая и железная.

Береза пушистая, отличающаяся от березы повислой более короткими, направленными вверх и в сторону ветвями, остается до старости с корой белого цвета у основания ствола, отличается опушенностью молодых побегов, более кожистыми овально-яйцевидными листьями и рядом других признаков. В природе эти виды часто гибридизируют. Береза плосколистная морфологически близка к березе манчжурской, от которой отличается в основном треугольно-яйцевидными листьями с усеченным основанием и наличием прицветных чешуек с длинноклиновидным основанием. Береза плосколистная в более суровых климатических условиях и в районах вечной мерзлоты замещается кустарниковым видом (береза Эрмана). Береза манчжурская признается многими исследователями лишь подвидом березы плосколистной. На Дальнем Востоке и Камчатке растет береза железная (береза Шмидта) с твёрдой древесиной, более прочной в изделиях, чем металл (Артёмова, 2001; Калукин, 2002).

Береза – единственное дерево с белой корой – является символом России. Наши предки во времена язычества считали березу своей покровительницей, полагая, что после смерти в березу переселяется душа человека. Места поклонения называли священными рощами. Их оберегали, входя в такие рощи, старались думать о хорошем.

На большей части территории России распространена берёза повислая (бородавчатая), поэтому этот вид широко применяется в официальной и народной медицине. Береза повислая и береза пушистая - листопадные деревья высотой до 20 м. с гладкой, белой, легко расслаивающейся корой. У старых деревьев у основания стволов кора с глубокими трещинами, черно-серого цве­та. Ветви обычно повислые, молодые побеги красно-бурые, голые, покрытые смолянистыми железками - бородавочками. Листья очередные, яйцевидно-ромбические или треугольно-яйцевидные с широким клиновидным или почти усеченным основанием, по краям двояко-острозубчатые, голые, молодые листья-клейкие. Цветки собраны в сережки. Мужские сережки длиной 5-6 см, повислые, по 2–3 на концах ветвей. Женские – цилиндрические, длиной 2-3 см, одиночные, на коротких боковых веточках (Самылина, Северцев, 2001).

Берёза повислая и берёза пушистая включены в ГФ XI издания как растения для получения лекарственного растительного сырья – почек и листьев. Их качество регламентируется отдельной фармакопейной статьёй, не вошедшей в ГФ. Почки и листья применяются официальной медициной в качестве мочегонного и желчегонного средств. Однако народный опыт применения этих растений с лечебной целью гораздо богаче и показывает, что и другие части берёзы могут быть использованы для производства лекарственных средств, обладающих рядом полезных эффектов. Они широко применяются при заболеваниях пищеварительной, дыхательной, нервной, мочеполовой систем, поражениях кожи (Герксгеймер, 1931; Артёмова, 2001).

Почки. Почки березы заготавливают зимой и ранней весной, до их распускания. Сушат почки на открытом воздухе или в сушилках при температуре 25-30 °С и хранят в матерчатых и бумажных мешках или в стеклянной таре в течение двух лет – таков срок их максимального хранения (Крылов, 1953). Почки берёзы содержат эфирное масло (3,5 – 6%), в состав которого входят бетулин и близкие по строению вещества, в них обнаружены флавоноиды, дубильные вещества, воска и другие соединения (Самылина, Северцев, 2001). Почки содержат макро- и микроэлементы – К, Са, Mg, Fe, Mn, Cu, Zn, Со, Сг, А1, Ва, V, Se, Ni, Sr, Pb, B. В них концентрируются Zn, Se.

Лекарственные средства. Из почек берёзы готовят настой и отвар, которые используют как мочегонное, потогонное, противовоспалительное и антисептическое средство. Спиртовую настойку почек принимают в каплях при простудных заболеваниях, болях в суставах, хронических заболеваниях пищеварительного тракта. Как наружное обезболивающее и противовоспалительное средство спиртовую настойку берёзовых почек используют для втираний и компрессов при пролежнях, мелких ранах и эрозиях кожи, в виде полоскания полости рта при заболеваниях дёсен (Шмерко, 1993). Настойка сложная Панковаa содержит экстракты почек берёзы, чаги, арники, бессмертника, зверобоя, коры дуба, листьев крапивы, толокнянки, тысячелистника, шалфея, плодов черники, цветков календулы и пижмы. Рекомендуется для лечения хронических заболеваний пищеварительного тракта (Куцик, Зузук, 2001).

Сок. Ранней весной, до распускания листьев, у берёзы наступает активный период сокодвижения. В это время осуществляют сбор берёзового сока. Берёзовый сок является секретом растительных клеток, обладающих возможностями синтеза различных биогенных стимуляторов, и может быть отнесён к типу жидкости с разнообразными биологическими функциями и сложным химическим составом. Из всех деревьев, произрастающих на территории Средней полосы России, берёза занимает лидирующее место по содержанию сахара, а её сок можно сгустить выпариванием до сиропа с его концентрацией до 60%. Помимо сахаров сок, как и почки, содержит и другие органические вещества, соли калия, железа, кальция, витамины и микроэлементы.

Лекарственные средства. Лечебное действие Берёзового сока (Succus Betulae) в значительной мере совпадает с действием лекарственных средств из березовых почек. Он также обладает миелостимулирующим действием, способствует выведению продуктов метаболизма и поэтому применяется для детоксикации, используется как продукт в составе лечебного питания (Калукин, 2002; Осетров, 1993).

Листья. Сбор листьев березы проходит в период вегетации (июнь – июль). Сушат листья в сушилках при температуре 35 – 40 °C, хранят их в тканевых мешках или тюках в течение трех лет. Молодые листья берёзы содержат до 23% белковых веществ, до 12% липидов, около 0,8% эфирных масел, смолистые вещества, флаваноиды, каротиноиды, фенол-карбоновые кислоты, дубильные вещества, кумарины, а также витамины С, Е, РР (Самылина, Северцев, 2003). Как и в почки, в их состав входят макро- и микроэлементы, особенно Zn, Mn, Ba.

Лекарственные средства. В промышленных условиях из листьев получают сухой экстракт, входящий совместно с танацехолом, силимаром и экстрактом зверобоя в комплексный препарат Сибектан (Sybectanum), обладающий гепатопротекторным, мембраностабилизирующим и др. действиями. Урогран (Urogranum) – гранулы, содержащие биологически активные вещества из листьев берёзы, травы золотарника и хвоща, из корней цикория и корневищ аира. Препарат назначают при острых и хронических воспалительных процессах мочевыводящих путей. Бетагран (Betagranum) – гранулы, содержащие биологически активные вещества из листьев берёзы, корней лопуха, стальника и ревеня, травы хвоща и гречихи, плодов бузины черной и фасоли. Тонизирует периферические сосуды, угнетает функцию потовых желёз и проявляет дезинтоксикационное действие. Ревмогран (Rheumogran) – гранулы, содержащие биологически активные вещества из листьев берёзы и крапивы, коры вербы, травы горца птичьего и хвоща и др. Проявляет противовоспалительное, обезболивающее, потогонное и мочегонное действие. Amagadon-Kapseln (Amagadon) – капсулы, содержащие листья берёзы, цветки ромашки и шалфея и другие лекарственные растения. Применяется при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, острых и хронических гастритах, запорах, диарее и как желчегонное. Cystenol – раствор, содержащий извлечения из листьев берёзы и толокнянки, травы хвоща и золотарника. Употребляется как антисептик для промывания мочевыводящих путей, при циститах, уретритах, в пред- и послеоперационном периоде при хирургических вмешательствах на мочевыводящих путях. Сходным действием обладают Etmoren, NephropurOtri, Urostei Tinktur, Urodil phyto, Haumann Blasen- und Nieren- Тee Solubitrat N, Blasen-Nieren-Tee Uroflex S, Harntee 400 и множество других зарубежных препаратов (Куцик, Зузук, 2001).

Пыльца. Бёреза образует около 6 млн. пыльцевых зёрен из одного цветка, которые содержат белки, липиды, минеральные соли, аминокислоты, витамины А, С, В1, В6, Е, Р, К, фолиевую кислоту; при этом витаминов в ней больше, чем в других частях растения. В пыльце содержатся Fe, K, Cu, Mn, P и др. Пыльца эффективна как миелостимулирующее средство, применяется при заболеваниях нервной и эндокринной систем, при сердечно-сосудистых заболеваниях, хотя эти эффекты изучены не полностью. Однако иногда пыльца вызывает полиноз и другие аллергические реакции.

Древесина. Лекарственные средства. Древесина берёзы является сырьём для производства древесного уксуса и березового угля. Древесный уксус был известен еще древним египтянам, употреблявшим его при бальзамировании и мумификации. Он включен в фармакопеи VIII и IX изданий, представляет собой тёмно-бурую жидкость и служит как противогнилостное и прижигающее средство благодаря присутствию в нём фенолов и древесного спирта (метанол). Его употребляют для дезинфицирующих окуриваний, промывания и перевязки гнойных ран, пролежней, обморожений и др. Кроме простого древесного уксуса, в фармакопее значится ещё очищенный древесный уксус. Он менее токсичен за счёт отсутствия фенолов и метанола, но и слабее дезинфицирует. Его можно использовать для полосканий полости рта, принимать внутрь при рвоте и расстройствах пищеварительного тракта. Берёзовый уголь получается путем прокаливания древесины. Препарат из очищенного берёзового угля – Карболен (Carbolenum) - используется как сорбент при метеоризме, коликах, повышенной кислотности желудочного сока и, в особенности, при отравлениях бактериальными токсинами. Он препятствует всасыванию токсических веществ, выводит избыток холестерина. Карболен - эффективное противоаллергическое средство.

Кора. Кора берёзы служит источником разнообразных экстрактивных веществ. Наибольший интерес представляют пентациклические тритерпеноиды группы лупана, в частности бетулин и его аналоги. Содержание бетулина в коре составляет от 10 до 40% в зависимости от вида берёзы, места и условий произрастания, возраста дерева. Доступность и биологическая активность бетулина ставит его в ряд ценных природных соединений. Он обладает гепатопротекторным действием, которое связано с повышением уровня цитохрома Р-450 и снижением активности аланиновой и аспарагиновой аминотрансфераз, противовоспалительным, антисептическим, антиоксидантным и другими свойствами. На основе бетулина создаются биологически активные добавки. Дальнейшее комплексное изучение этого вещества может завершиться созданием новой субстанции для производства различных лекарственных средств (Дьячук, Вишневецкая, 2002).

Береста. Береста – наружная часть коры берёзы, состоящая из легко отделяемых друг от друга тонких, полупрозрачных, гладких белых, желтоватых или красноватых слоев. Лучшую бересту получают со стволов берёзы диаметром не менее 20 см. До недавнего времени из нее изготавливали короба, корзины, посуду и др., в древности, до изобретения бумаги, на бересте писали грамоты, письма.

Лекарственные средства. Лекарственным средством, которое получают из бересты, является включенный в ГФ IX деготь березовый (деготь берестовый). Интерес к дёгтю возник не случайно – это во многом обусловила ситуация, возникшая в современной дерматологии. Известно, что глюкокортикоидные гормоны обладают выраженным противовоспалительным и противоаллергическим действием, в связи с чем их применяли по витальным показаниям при дерматозах первой группы и при других кожных заболеваниях, когда они становились препаратами выбора. В настоящее время в этих случаях дерматологи стараются либо вообще не прибегать к гормональным препаратам, либо при безуспешности других методов лечения назначать их на короткое время и в небольших дозах. Такой подход связан с тем, что кортикостероидные гормоны вызывают клиническое улучшение только на период их применения, поскольку при лечении гормонами возникают побочные явления и нередко грозные осложнения, число и тяжесть которых возрастает с дозой и длительностью их применения (Скрипкин, 2001). Естественной задачей стал поиск альтернативного лекарственного средства или группы препаратов, способных оказывать сходный с глюкокортикоидными гормонами эффект, но при этом не обладающих их побочным действием. Здесь кстати оказался принцип «хорошо забытого старого». Те кожные заболевания, которые сейчас лечат глюкокортикостероидами, раньше с успехом лечили берёзовым дёгтем (Альбанова, 2002). Ранее также его рекомендовали для перорального применения при диспепсиях (Френкель, 1907).

Дерматотропная активность дёгтя берёзового бесспорна, однако клинических и лабораторных исследований, ставящих своей задачей изучение его фармакологической активности, опубликовано мало. В зарубежной литературе чаще встречаются работы по биологической активности каменноугольного дёгтя. Причину использования именно этого дёгтя можно объяснить географической узостью ареала произрастания берёзы бородавчатой. Местное нанесение каменноугольного дёгтя на кожу безволосых хомячков вызывает увеличение толщины эпидермиса, увеличение количества чешуек и атрофию сальных желёз. В этих же исследованиях при помощи ультрафиолетовой флуоресцентной микроскопии было показано, что важную роль в проникновении дёгтя в кожу играют волосяные фолликулы (Foreman et al., 1979). Lavker и др. (1981) изучали влияние каменноугольного дёгтя на эпидермис человека и показали, что в 20% случаев при 40-дневном нанесении имеет место редукция толщины жизнеспособного эпидермиса; этому эффекту предшествовала его транзиторная гиперплазия, возникшая в течение первых 2 недель аппликации. Bern и др. (1988) в результате экспериментальных и клинических исследований препарата Бернитер, содержащего каменноугольный дёготь, установили, что он подавляет синтез ДНК в трансформированных человеческих кератиноцитах in vitro. Ряд работ по стандартизации и изучению фармакологических свойств дегтя березового очищенного опубликован сотрудниками ФНПП «Ретиноиды» (Архапчев и др., 2002; Осипов и др., 2002; Пронина и др., 2004). Были проведены исследования с целью получения фармакологической субстанции дегтя березового, очищенной от полициклических ароматических углеводородов, алломеланинов, скипидара и воды (Крутых и др., 2004). Полученную субстанцию стандартизировали по содержанию некоторых биологически активных соединений, входящих в состав дегтя и, возможно, определяющих его фармакологические свойства – фенол, салициловая кислота, гваякол и др. (Архапчев и др., 2003, 2004). Были получены данные, показывающие, что накожное нанесение в течение 2-х недель дегтя березового очищенного сопровождается усилением пролиферации кератиноцитов и увеличением толщины эпидермиса. Эффект является дозозависимым и сопровождается себостатическим и трихотропным действиями, а также повышением клеточной плотности дермы и суммарной площади сосудов микроциркуляторного русла (Кинзирский и др., 2003; Ноздрин и др., 2003, 2004). Эти исследования положены в основу разработки новой субстанции Дёготь березовый (очищенная субстанция), которая обладает антисептическим и местнораздражающим действием и предназначена для приготовления рецептурных прописей. Показанием к применению Дёгтя берёзового (очищенная субстанция) служат псориаз, себорея, микробная и себорейная экземы, нейродермит, ихтиоз, алопеция, герпетиформный дерматит Дюринга, паразитарные заболевания (Лукина и др., 2002; Альбанова, 2003). Новая субстанция может быть использована в составе дегтярных мазей, мазей Вишневского, Вилькинсона и др. (Машковский, 2002). Тяжесть побочных эффектов от применения дёгтей в целом меньше, чем от лечения кортикостероидами, и его применение в клинике может быть эффективно там, где другие средства не помогают или не могут быть использованы (Dodd, 1993).

Таким образом, различные части Березы повислой (почки, сок, листья, пыльца, древесина, кора, береста) служат сырьем для создания различных лекарственных средств, используемых в медицине. Одним из наиболее известных и давно применяемых в дерматологической практике препаратов является дёготь березовый. В России разработан и налажен промышленный выпуск новой субстанции Дёготь березовый (очищенная субстанция) для приготовления лекарств по рецепту врача.

литература

Альбанова В.И. Негормональные наружные препараты в лечении детей, страдающих атопическим дерматитом // Педиатрия. – 2002. – № 5. – С.43–46.

Альбанова В.И. Наружное лечение атопического дерматита у детей // Мед. газета. – 2003. – № 7. – С.9.

Артёмова А. Берёза исцеляющая и омолаживающая. – СПб.: изд. Диля, 2001. – 160 с.

Архапчев Ю. П., Альбанова В. И., Белоусова Т. А. и др. Лекарственное средство для лечения дерматозов, способ его получения (варианты) и способ лечения заболеваний кожи. Патент на изобретение № 2221587 от 20.01.04.

Архапчев Ю.П., Осипов А.С., Пронина Н.В. и др. Содержание фенола О– , М– , Р–крезолов и салициловой кислоты у крыс после аппликации дёгтя березового // Тез. докл. Х Росс. нац. конгр. «Человек и лекарство».- М.- 7–11 апр. 2003. – с.574.

Архапчев Ю.П., Осипов А.С., Пронина Н.В. Использование высокоэффективной жидкостной хроматографии в исследовании химического состава берестового дегтя // В сб.: “Актуальные вопросы научно-практической медицины”. Орел, 2002.– Вып. № 6. – С.862–866.

Герксгеймер К., Гофман Э. Кожные болезни. - М.–Л.: Медгиз, 1931. – 348 с.

Дьячук Г.И., Вишневецкая Т.Г. Пищевые добавки на основе бетулина // Фармацевтическое обозрение.– 2002.– № 6.– С.53–54. 

Калукин А.В. Древоцелительство. – М.: Советский спорт, 2002. – 224 с.

Кинзирский А.С. Белоусова Т.А., Лаврик О.И. и др. Морфологические проявления дерматотропного специфического воздействия дегтя березового очищенного на эпидермис и его дериваты в эксперименте // Сб.: Ретиноиды, М.: изд. ФНПП «Ретиноиды», 2003. – Вып.15. – С.61–69.

Крутых Е. Г. Гистоструктурные аспекты дерматотропной активности дегтя березового очищенного // Сб.: Фундаментальные науки и прогресс клинической медицины. III конференция молодых ученых России с международным участием.– М., 2004.– C. 98.

Куцик Р.В., Зузук Б.М. Берёза бородавчатая (Берёза повислая) // Провизор. – 2001. – № 10.– С.34–41.

Лукина О.Г., Альбанова В.И., Архапчев Ю.П. Эффективность применения высокоочищенного дегтя березового при хронических дерматозах // Материалы съезда: Актуальные проблемы создания новых лекарственных препаратов природного происхождения.- СПб., 2002.– Вып. 6.– С.435–437.

Машковский Д.М. Лекарственные средства. М.: изд. Новая Волна, 2002. В 2 тт. – Т.2. – 576с. 

Ноздрин В. И., Белоусова Т. А., Архапчев Ю. П. и др. Морфофункциональные закономерности действия дегтя березового очищенного на кожу в эксперименте // Морфологические ведомости.– 2004.– № 1–2.– С. 74.

Ноздрин В.И., Белоусова Т.А., Кинзирский А.С. и др. Морфогенетический аспект действия на кожу дёгтя березового очищенного // Морфология. – 2004. – Т. 126, № 5. – С.56–60.

Ноздрин В. И., Белоусова Т. А., Лаврик О. И. и др. Гистоструктура соединительнотканного слоя кожи крыс в условиях воздействия дегтя березового очищенного в эксперименте // Сб.: Ретиноиды, М.: изд. ФНПП «Ретиноиды». – 2003. – Вып.15. - С.69– 74. 

Ноздрин В. И., Кинзирский А. С., Белоусова Т. А. и др. Закономерности изменения толщины эпидермиса животных при воздействии стимуляторов регенерации // Омский научный вестник. Приложение к выпуску 26. Март, 2004.– С.75-80.

Осипов А.С., Архапчев Ю.П., Пронина Н.В. и др. Исследование возможности применения ЖХВД для анализа лекарственного средства деготь березовый // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. – 2002. – № 4. – С. 266-271. 

Осетров В.Д. Альтернативная фитотерапия: рецептурный сборник. – Киев: Наукова думка. – 1993. – 271с.

Пронина Н.В., Архапчев Ю.П., Осипов А.С. и др. Использование методов ЖХВД и ХМС для определения и идентификации фенолов и салициловой кислоты, входящих в состав дегтя березового // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. - 2004. - № 1.– С.40–44.

Самылина И.А., Северцев В.А. (ред.). Лекарственные растения Государственной Фармакопеи.– М., изд. АНМИ, 2001. – 448 с.

Самылина И. А., Северцев В. А. (ред.). Лекарственные растения Государственной Фармакопеи.– М.: изд. АНМИ, 2003. – 534 с.

Скрипкин Ю.К. Кожные и венерические болезни. Учебник для врачей и студентов мед. ВУЗов. – М.: изд. Триада-фарм, 2001. – 688 с.

Френкель М. Фармакология.– Киев: изд. Сотрудник, 1907.– 314 с. 

Шмерко Е., Мазан И. Лечение и профилактика растительными средствами: болезни мочеполовой системы. – Минск: изд. Лечприрода, 1993.– 134 с.

Bern A., Wehrenberg O., Hevert F. et al. Experimental and clinical demonstration of the antiproliferative effect of a highly purified coal tar fraction in a special gel vehicle // Arzneimittleforschung. – 1988. – V.38, №4. – P. 582 –586.

Dodd W.A. Tars. Their role in the treatment of psoriasis // Dermatol. Clin. – 1993. – V. 11, №1. – P. 131 – 135.

Foreman M. I., Picton W., Lukowieecki G.A. et al. The effect of topical crude coal tar treatment on unstimulated hairless hamster skin // Br. J. Dermatol. – 1979. – V. 100, №6. - P. 707–715.

Lavker R.M., Grove G.L., Kligman A.M. The atrophogenic effect of crude coal tar on human epidermis // Br. J. Dermatol. – 1981. – V. 105, №1. – P. 77–82.